Субсидиарная ответственность, part I. Кого можно (и могут) привлечь?

Если максимально обобщать, то к субсидиарной ответственности привлекаются контролирующие должника лица (будем называть их КДЛ). А дальше начинаются нюансы.

КДЛ - это физические или юридические лица, которые в трехлетний срок, предшествовавший возникновению признаков банкротства, имели возможность определять действия должника.

Закон о банкротстве относит к КДЛ:
- руководителя (в том числе руководителя управляющей организации)
- ликвидатора (и членов ликвидационной комиссии)
- участника или акционера с долей более 50 процентов
- тех, кто извлекал выгоду из незаконного или недобросовестного поведения руководителя должника (например те, кто приобрел имущество должника по заниженной цене)

Но этот список - не строгий.

Во-первых, перечисленные выше признаки - это так называемые презумпции. Ответчик может их опровергнуть и избежать ответственности. Скажем, директор - доказать, что он был номиналом и раскрыть истинного владельца бизнеса.

Во-вторых, суд может признать контролирующим любое лицо, формально вообще не связанное с должником. Главное - подготовиться к ответу на вопрос суда “Какие ваши доказательства?”. Практика показывает, что суд удовлетворится сведениями, подтверждающими особые отношения между банкротом и лицом, привлекаемым к ответственности. Например, под особым прицелом будут одноклассники и однокурсники директора, его сослуживцы, гражданские жены и мужья, с чьими фирмами заключались сделки.

В-третьих, схемы по формальному уходу от признаков контроля не очень-то работают. Например, в фирме может быть три учредителя с долями по 33%. Формально никто из них не является контролирующим лицом, потому что не может единолично определять деловые решения. На деле суд может привлечь к субсидиарной ответственности всех троих, если они всегда и всюду действовали в едином порыве. Тем более, если это муж, жена и теща, или, скажем, бригада, которая с первого класса вместе. Еще в последнее время суды очень полюбили понятие “фактической аффилированности” (когда во внимание принимаются не прямые доказательства связи между лицами, а самые разнообразные косвенные признаки).

Прочие высокие персоны - также под угрозой.

Судебная практика знает примеры привлечения к субсидиарной ответственности:
- заместителей генерального директора,
- финансовых и коммерческих директоров,
- главных бухгалтеров,
- внешних юридических и финансовых консультантов.

Кого нельзя привлекать к субсидиарной ответственности?

Закон о банкротстве исключает из круга ответственных за банкротство должника тех, кто владел не более чем 10-процентной долей в нем.

Важно отметить, что процесс привлечения к субсидиарной ответственности в чем-то схож с “Процессом” Кафки. Если конкурсный управляющий или кредитор сказал суду, что вы имеете отношение к банкротству должника и подкрепил это более-менее достоверными доказательствами, простое отрицание своей вины не поможет. Нужно будет доказать, что вы здесь ни при чем. Как понимаете, это серьезно упрощает жизнь нападающим и осложняет судьбу защитников.

Вообще все споры о субсидиарной ответственности сильно отличаются от “обычных” судебных дел. Бремя доказывания в них распределяется таким образом, что заявитель должен склонить баланс вероятности против привлекаемого к ответственности лица. Защищающийся же должен представить ясные и убедительные доказательства своей непричастности к банкротству в целом и к контролю над должником в частности.