Субсидиарная ответственность, part II.1. Как привлечь к ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов?

Строго говоря, это самый общий вид ответственности контролирующих должника лиц, которые своими действиями или бездействиями довели его до банкротства.

Ключевое слово здесь - “довели”. Если юрлицо стало банкротом в результате объективных рыночных явлений, то об ответственности речи не идет. Например, вряд ли получится возложить ответственность за банкротство на генерального директора “Кодака”, который проспал появление цифровых фотоаппаратов. Или на директора “Olympus”, проигравшего конкуренцию встроенным в смартфоны фотокамерам. Также не подлежат ответственности директоры и владельцы бизнеса, избравшие рискованную, но добросовестную стратегию (например, решившие разводить крокодилов в Подмосковье и прогоревшие чересчур холодной зимой).

Суд изучает причины банкротства должника, оценивает степень влияния на этот процесс контролировавших его лиц и делает соответствующие выводы.

Если суд оценит действия КДЛ как неправомерные и недобросовестные, он, скорее всего, привлечет их к ответственности.

Недобросовестность и неправомерность выражается чаще всего в:

  • заключении заведомо невыгодных сделок (внесение аванса фирме-однодневке, продажа ликвидного имущества по заниженной цене, совершение иных явно убыточных операций),
  • назначении на руководящие должности странных субъектов,
  • создании системы управления должником, когда вся его прибыль извлекается (в пользу материнской компании, третьего лица и т.п.),
  • накоплении долгов на одной компании, после чего она ликвидируется и на ее место встает следующее юрлицо.

Закон о банкротстве любит презумпции, и субсидиарная ответственность - не исключение.

Так вот, предполагается, что КДЛ виноват в банкротстве компании, если:

  • общество совершало убыточные и существенные по размеру сделки (мнимые, притворные, подозрительные и т.п.). Такие сделки должны соответствовать критериям крупных, либо быть сравнимы с размером требований кредиторов, либо привести к невозможности должнику продолжать свою основную деятельность;
  • документы бухучета отсутствуют или они искажены, что привело к затруднению проведения процедуры банкротства;
  • общество больше всего денег задолжало налоговой инспекции;
  • у должника отсутствуют документы, которые он был обязан хранить (в основном это касается корпоративных документов);
  • в ЕГРЮЛ или ЕФРСФДЮЛ внесены недостоверные сведения.

Презумпции - они на то и презумпции, что привлекаемое к ответственности лицо может их опровергнуть. Например, доказать, что документы бухучета отсутствуют не по его вине, а были изъяты правоохранительными органами. Если доказательства будут достоверные и убедительные, суд не будет применять презумпцию.

Также помните о распределении бремени доказывания. В спорах о привлечении к субсидиарной ответственности скорее КДЛ должен доказать свою невиновность, чем заявитель - его вину. Иными словами, простое отрицание - так себе способ защиты.

И еще парочка нюансов.
Ответственность за невозможность погашения требований кредиторов наступает и в случаях, когда:

  • юрлицо не прошло процедуру банкротства из-за отсутствия у него средств на возмещение расходов конкурсному управляющему;
  • юрлицо стало банкротом не в результате действий КДЛ, но он вывел все остатки его активов и тем самым сделал реанимационные мероприятия невозможными.