Все банкроты равны. Но некоторые банкроты равнее других

Закон о банкротстве и практика его применения судами предполагает достаточно понятную схему взыскания задолженности в почти безнадежных случаях:
- неоплата долга,
- обращение в суд,
- возбуждение дела о банкротстве,
- продажа имущества должника, оспаривание его сделок и прочие мероприятия в рамках процедуры,
- привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

При четком выполнении данной схемы вероятность взыскания долга значительно повышается. Особенно эффективной оказалась последняя мера - личная ответственность руководителей заставляет их изыскивать скрытые резервы для погашения долгов.

Но, как выясняется, у этого правила есть исключения.

Когда речь идет о банкротстве предприятий жилищно-коммунального хозяйства, суды намного чаще проявляют лояльность к должникам. Особенно в вопросах субсидиарной ответственности.

Ральф Стедман "Иллюстрация к "Скотному двору" Оруэлла" (1995)

С недавнего времени такая позиция была закреплена Верховным Судом.

В частности, высший судебный орган, например, отметил, что в делах о банкротстве предприятий ЖКХ фактически не может применяться норма о несвоевременной подаче заявления о банкротстве, потому что кассовый разрыв для таких предприятий - норма.

Также он отдельно остановился на том, что деятельность объектов ЖКХ зачастую убыточна сама по себе.

Что тут можно сказать?

Многие юристы полагают, что суды с жилищно-коммунальными организациями с их последующим банкротством - это перспективно. Поскольку большинство этих организаций создано в форме МУПов, к субсидиарной ответственности по долгам предприятия можно будет привлечь его учредителя - администрацию органа местного самоуправления.

Вынужден расстроить, но такой ход мыслей зачастую ошибочен. Ответственность руководителей МУПов и контролировавших их местных администраций - это скорее исключение, чем правило. И Верховный Суд это подтвердил. И я, как юрист, неоднократно участвовавший в подобных спорах, также могу это засвидетельствовать.