Стоит ли юристу опасаться субсидиарной ответственности?

Знакомьтесь - Эдуард. Эдуард - юрист, специализирующийся на сложных ситуациях, в том числе связанных с банкротством. Помимо прочего, он дает клиентам советы, как действовать, когда бизнес рушится: куда выводить активы, как уберечься от претензий кредиторов и можно ли выйти из кризиса, не лишившись пальцев.

Однажды Эдуард задумался: может ли он вместе с директором стать фигурантом заявления о привлечении к субсидиарной ответственности?

Эдуард почитал Закон о банкротстве и решил, что проблемы нет. Вряд ли его можно признать контролирующим лицом. У юриста нет полномочий отдавать обязательные указания, он просто советник. Кроме того, Верховный Суд высказывался по поводу бухгалтеров: представление консультаций по вопросам бухгалтерского учета и налогообложения в отдельности не свидетельствуют о наличии оснований для возложения на консультанта-бухгалтера ответственности за соучастие в доведении до банкротства. Эти разъяснения по аналогии можно применить и к юристам.

К сожалению, Эдуард не совсем прав.

Судебная практика показывает, что юристы могут стать ответчиками по заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности. И, более того, вероятность удовлетворения заявления в отношении них - ненулевая.

А.М. Волков "В суде" (1856)

В качестве подтверждения можете ознакомиться с судебными актами:
- в деле А76-22300/18 суд арестовал имущество юриста. Правда, позже отказался привлекать его к ответственности.
- в деле А39-366/13 суд привлек юриста к субсидиарной ответственности, но апелляция определение отменила.

Почему же так получается?

Ответ опять-таки дает Верховный Суд, который, с одной стороны, вывел консультантов из числа контролирующих лиц, но, с другой стороны, причислил к ним всех, кто извлекал выгоду из незаконного или недобросовестного поведения генерального директора.

Получается следующая логическая цепочка:
- директор не хочет лишаться всех активов при банкротстве, поэтому нанимает консультанта;
- юрист создает схемы вывода активов и прочие непотребности;
- директор платит юристу за советы, следовательно, последний извлекает выгоду из недобросовестности директора;
- профит.

Если конкурсный управляющий или кредитор смогут доказать всю эту цепочку, то существует вероятность привлечения юриста к ответственности.

Дополнительными доказательствами в крышку гроба юриста будут:
1) Внешний статус (штатные юристы пока к ответственности не привлекаются).
2) Получение доверенностей с максимально широкими полномочиями.
3) Подписание договоров и прочих сделок по доверенности.
4) Неоднозначные процессуальные действия (отказ от исков к платежеспособным дебиторам, участие в “просуживании” задолженности к аффилированным лицам и т.п.).
5) Суммы вознаграждения, превышающие рыночные.
6) Подписание с будущим банкротом договора с размытым предметом и таких же актов к нему.

Помните: на данный момент четкой практики по привлечению юристов к субсидиарной ответственности не сформировано. Каждый процесс уникален сам по себе, поэтому стоит приложить все возможные усилия для защиты своего доброго имени. В случае возбуждения судебного разбирательства простых ссылок на то, что юрист не является контролирующим лицом, может не хватить.