Ответственность за фальсификацию | GLEIH.RU
Ответственность за фальсификацию доказательств в арбитражном процессе

Ответственность за фальсификацию доказательств в арбитражном процессе

Интересные новости опять сообщают правоохранительные органы. На этот раз — о привлечении к уголовной ответственности адвоката за фальсификацию доказательства в арбитражном процессе.

В Арбитражном процессуальном кодексе есть статья 161, в которой описан порядок действий, если в процессе одна из сторон заявит, что доказательство, представленное оппонентом, фальсифицировано. В частности, суд должен предупретить стороны об уголовных последствиях такого заявления. Правда, в АПК не указано, об ответственности по каким статьям Уголовного кодекса необходимо предупреждать. Также об этом нет разъяснений Высшего Арбитражного Суда.

Видимо, заявитель должен быть предупрежден об ответственности за заведомо ложный донос о совершении преступления (статья 306 Уголовного кодекса), а сторона, представившее спорное доказательство — за фальсификацию доказательств по статье 303 Уголовного кодекса.

 

Следует отметить, что российская правовая система не знает случаев привлечения к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств участников арбитражного процесса, даже в случае, когда экспертиза показывает, что подписи на документах подделаны, договор искусственно состарен и т.п.

Связано это с тем, что возникают сложности с определением лица, совершившего преступление. Обычно участниками арбитражного процесса являются юридические лица, в суде от их имени выступают представители, которые всегда могут оправдаться тем, что фальсифицированные документы они получили от генерального директора и знать не знали об их подделке.

Проблема эта неоднократно исследовалась в литературе. Так, В.С. Анохин, председатель Арбитражного суда Воронежской области, в статье «Вопросы фальсификации доказательств в арбитражном процессе» (журнал «Российский судья», N 12 за 2009 год), отмечает:

Арбитражное процессуальное законодательство вообще не предусматривает порядок уведомления правоохранительных или иных органов об установлении факта фальсификации доказательств или ложного доноса (уголовного преступления) участвующим в деле лицом посредством вынесения частного определения или направления иной информации. В результате практике неизвестны случаи привлечения лиц, связанных с заявлением о фальсификации доказательств в арбитражном судопроизводстве, к уголовной ответственности. А все нормы о фальсификации доказательств и предусмотренная судебная процедура по ним оказываются настоящей фикцией.

Тем не менее, правоохранительные органы могут привлечь к ответственности лиц, представивших в дело фальсифицированное доказательство, по статье 159 Уголовного кодекса — мошенничество.

Следственный комитет по Курганской области сообщает:

Следствием и судом установлено, что весной 2010 года бывший сотрудник юридической службы ОАО «ЭнергоКурган», завладев исполнительным листом о взыскании с ОАО «Шадринский автоагрегатный завод» свыше 3 миллионов рублей, путем обмана пытался продать его представителям должника. Получив отказ, осужденный с подложным договором уступки права требования долга в пользу подконтрольной ему фирмы и по поддельной доверенности в начале 2011 года обратился в арбитражный суд Курганской области с заявлением о процессуальном правопреемстве, то есть о замене взыскателя, надеясь путём представления фальсифицированных доказательств добиться судебного решения о переводе крупной денежной суммы в свою пользу. Преступные действия адвоката не были доведены до конца по не зависящим от него обстоятельствам, поскольку о его намерениях стало известно представителям ОАО «ЭнергоКурган» и ОАО «Шадринский автоагрегатный завод», которые своевременно обратились с соответствующими заявлениями в правоохранительные органы и суд.

Приговором суда осужденному назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, а также в виде штрафа в размере 100 тысяч рублей.

Необходимо отметить, что в данном случае уголовное дело стало возможно только потому, что адвокат пытался передать права (требования) своей фирме. Если бы несостоявшийся новый кредитор не был ему подконтролен, перспективы у данного уголовного дела не было бы, потому что адвокат не получил бы из поддельного документа никаких дивидендов. Следовательно, у мошенничества не было бы главного квалифицирующего признака — корыстных побуждений.

Почему он совершил эту ошибку — непонятно.

Возможно, адвокат пал жертвой бизнес-разборок своих доверителей с контрагентами, и эта ошибка будет стоить ему свободы..

Какой вывод может быть сделан из данной новости? Необходимо учить матчасть!..

Добавить комментарий

Закрыть меню